Финансы

Обещать — не значит сделать...


Обещать — не значит сделать...

Обещать — не значит сделать...

Почти два месяца нашу экономику расстреливают санкциями, однако она пока худо-бедно, но держится. Усугубляют ситуацию пессимистичные прогнозы должностных лиц.

Выступая в Совете Федерации, первый вице-премьер А. Белоусов констатировал начавшуюся в марте «просадку» экономики из-за логистических ограничений. Это 11% снижения производства в промышленности и торговле и 9-10% «в других секторах». Там же недавний экономический гуру, глава Счетной палаты Алексей Кудрин утверждал, что спад в экономике за 2022 год перешагнет границу в 10%.

Подобная глубина падения присутствовала в экономике РФ лишь в начале 90-х, при разгромных реформах Гайдара - Чубайса. Кудрин поддержал спецов, которые предполагают, что шок спроса в экономике РФ будет развиваться одновременно с шоком предложения, поскольку импорт резко упал. В результате инфляция в 2022 году может превысить 20%.

«Наступающая реальность — это уход экономики России в глубочайшую рецессию уже в текущем году - падение ВВП составит не менее 10%», - согласен с Кудриным доктор экономических наук Игорь Николаев. Причины для такой тревожной оценки: масштаб и глубина уже введенных экономических санкций против России; массовый исход из страны иностранных компаний, сопровождающийся закрытием производств; тотальное нарушение логистических цепочек поставок товаров и сырья; собственные ограничения на экспортные поставки; фактическое обнуление иностранных инвестиций и радикальное снижение отечественных инвестиций ввиду резкого повышения ключевой ставки Банка России. По словам И. Николаева, эти качественные оценки свидетельствуют о том, что падение экономики России в 2022 году будет значительным.

Однако «будет» не значит «есть». Сегодня экономическая статистика не выглядит пугающей, поскольку Росстат фиксирует ситуацию лишь на февраль 2022-го, а в феврале еще не успели включиться негативные факторы. Февраль - он в целом еще из той, уже прошедшей экономической реальности. Но это представляется уже некой «картинкой из прошлого», с которой потом придется сравнивать будущие показатели социально-экономического развития страны.

Имеются, однако, и иные взгляды на перспективы. «Кудрин любит поддуть огоньку за счет своих прогнозов, это все знают, - предупреждает экономист Никита Кричевский. - Но через три с половиной месяца после начала года говорить о том, что экономика снизится на 10 процентов, на мой взгляд, преждевременно. Вот если те тенденции, которые сегодня наблюдаются, будут развиваться в течение года равномерно и не будут меняться, тогда, вполне вероятно, прогноз сбудется». По мнению Кричевского, 10% грядущего падения ВВП — это вброс, который ни на чем не основан, потому что ситуация может измениться. Россия не в вакууме, и экономика ее не в вакууме.

Еще позиция. «Очевидно, многие меры сейчас принимаются стремительно, их последствия не были проанализированы в полной мере, - предостерегает Владимир Лисин, владелец Новолипецкого металлургического комбината. - Мне кажется, скорость должна уступить место выверенности, адекватности, чтобы последствия не оказались разрушительными для отечественной промышленности, где заняты миллионы человек». То есть позиция серьезного бизнеса - не ухудшать и без того тяжелую ситуацию паническими прогнозами и вызванным ими непродуманным регулированием.

Можно предположить, что один из пунктов противоречий оптимистов и пессимистов в том, что первые исходят из общей логики развития ситуации, которая теоретически позволяет переломить негативные тренды кризиса, а пессимисты, которые имели возможность поработать внутри системы и разглядеть все ее нынешние пороки, поняли реальную цену действующих во власти топ-менеджеров и прониклись суровой безнадегой!

Потому как реализовать программы - разумные и рациональные - могут специалисты, имеющие хороший опыт принятия управленческих решений. А много мы помним таких решений за последние два года, за время работы нынешнего правительства?! Сколько поддержки малого и среднего бизнеса озвучивалось в период разгула ковида?! Но получить обещанные государством льготы и преференции, кредиты банков и налоговые каникулы удалось в лучшем случае лишь трети предприятий. Усилия остальных завязли в сетях многочисленных мелких ограничений, развешенных банковскими клерками и прочими столоначальниками. И эти обещания без какого-то реального продолжения тоже подогревают настроения пессимистов!

КСТАТИ

Бизнес в формате сумасшедшего дома!

В перечень товаров, запрещенных для импорта в Россию пятым пакетом санкций ЕС, вошли краски для печати, немелованная и мелованная бумага, картон и т. д. Многие зарубежные производители уже остановили поставки в РФ, а китайские аналоги стали на 80-100% дороже.

Полиграфисты пытаются наладить поставки из других стран, но даже если это удастся сделать быстро, себестоимость книг, журналов и газет существенно вырастет. Перед издателями замаячила угроза банкротства, а перед читателями - перспектива сильного сокращения наименований книг, журналов, газет.

Правительство и ЦБ пообещали малому и среднему бизнесу, к которому относятся издатели и полиграфисты, льготные кредиты - инвестиционные и на пополнение оборотных средств - по ставкам не выше 15% годовых. Однако такой рентабельности сегодня у издателей нет, как им возвращать дорогие займы? Плюс еще кучу формальностей надо выстрадать, чтобы банки снизошли до кредитов.

Комбинаты требуют стопроцентную предоплату, а доставка красок возможна не раньше чем через два месяца с момента оплаты. При этом никто из поставщиков не может дать твердых гарантий сроков доставки. То есть издатели влезают в долги, авансируют полиграфистов и потом три месяца будут ждать, получат ли те материалы от поставщиков?.. Это бизнес в формате сумасшедшего дома! Вот наглядный пример, что стоит за обещанной поддержкой бизнеса.

Григорий Алексеев.

Фото: PIXABAY

Источник

Кнопка «Наверх»
Все о кредитах и финансах

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять